Divergent & The100 : Revival

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Divergent & The100 : Revival » принятые анкеты » CLARKE GRIFFIN, THE 100


CLARKE GRIFFIN, THE 100

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://s6.uploads.ru/t/RdXOa.gif
ELIZA TAYLOR

КЛАРК ГРИФФИН | CLARKE GRIFFIN
18 | 09.07.2131
НЕБЕСНЫЕ ЛЮДИ (СОТНЯ) | THE 100


about me


«И да и нет: это единственный ответ, когда дело касается нас самих;
мы верим и мы не верим, мы любим и не любим, мы есть и нас нет;
- это происходит оттого, что мы на пути к цели, которую всю целиком мы видим и невидим...»
© Габриэль Оноре Марсель

Иногда, чтобы стать кем-то, надо умереть, дабы возродиться. Стать кем-то другим, перерасти себя и забыть детство. Слишком рано мне пришлось понять боль утраты и столкнуться с суровым взрослым миром. Начиная издалека, скажу, что выросла я на «Ковчеге» - космической станции. Всё что меня окружало большую часть сознательной жизни - это металлические стены корпусов станций и космос с наблюдаемой планетой Земля через иллюминатор. Нам говорили, что девяносто семь лет назад случилась ядерная война и планета стала непригодна для жизни. О том, какой была планета до Третьей Мировой войны, я читала в книгах и слушала рассказы отца, который в свою очередь слышал от своих отца и деда. Она была прекрасна - яркая зелень, журчащие воды, голубое небо над головой. Никогда не совру, что не мечтала о том, чтобы запустить босые ноги в мокрую от росы траву, увидеть животных и потрогать их - на Ковчеге нет никого, кроме людей. Наша жизнь - достояние общественности, мы, как небольшой провинциальный городок, где если не досчитался соседа, то время бить тревогу. Это странно, но к такому привыкаешь. Мой отец - Джейк Гриффин, был инженером Ковчега, а мать, Эбигейл Гриффин (но все, конечно, зовут её Эбби) доктором и членом Совета от нашей станции. Мы были любящей семьёй, где каждый вступался друг за друга, искренне любил и заботился. Но всё изменилось, когда мне исполнилось шестнадцать. На Ковчеге стали случаться сбои, началось кислородное голодание, а отец обнаружил неисправность о которой собирался сообщить всем. Ему бы это удалось, если бы не предательство Уэллса, моего лучшего друга. Я считала, что он никому не разболтает, когда я поделюсь с ним тайной, но...Ненавижу. Из-за него моего отца приговорили к казне. Я стояла перед шлюзом, за закрытыми ставнями которого в космос вылетало тело моего отца. Во мне что-то оборвалось. Эта невосполнимая пустота навсегда останется в моём сердце.
Я не виновата. Я ничего не понимала. За что? За то, что могу разболтать? За то, что просто знаю о неисправности? За то, что могу взбунтоваться и закончить дело отца? За что? Совет посадил меня в тюрьму для несовершеннолетних подростков, которые по какой-то причине преступили законы ковчега, но в силу возраста, не могут быть казнены. Когда нам исполняется восемнадцать, наши дела пересматривают и решают, как быть дальше. Два года я сидела в одиночной камере, как изгой общества. Я догадывалась, почему меня посадили одну, но больше всего меня огорчал сам факт того, что моя мать согласилась на это. Хотя сердце и подсказывало, то мама пыталась сделать всё возможное, но решение было принято большинством...Просто мама оказалась одна. Видимо, за знания тоже приходится платить. Ко мне никто не наведывался, приходящие изредка охранники доставляли посылки - карандаши, сепия, грифель, ластик и книги. Я рисовала пейзажи Земли, те, что остались в моей голове из рассказов отца. Зачастую, я смотрела из иллюминатора на Землю, голубой с зелёными полосами шарик, который люди разрушили. Иногда мне казалось, что родная земля зовёт меня, но чем сильнее была тоска в сердце, тем яснее я понимала, что этому не бывать и я начинаю сходить с ума от одиночества и боли.
Настал день, который изменил нашу жизнь навсегда и бесповоротно. Нас была Сотня. Сотня детей и подростков, которым не исполнилось восемнадцати. Ещё месяц и я должна была предстать перед судом. Я видела мать, она сказала, что всё будет хорошо, но во всеобщей панике я не понимала,о каком прощении она говорит. Но больше всего поразил факт, что нас отправят на Землю. Земля - словно музыка для ушей. Фантазия, которая вот-вот станет реальностью. Нас посадили в челнок, который должен был доставить нас на Землю. Кому-то всё казалось шуткой, кто-то боялся, кто-то сходил с ума от одной мысли, что нас сейчас всех убьют. Массово,если не в открытом космосе, так на Земле радиацией. Детей и подростков. Нас выбросили. Я ощутила момент, когда мы отправились в свободный полёт и ужаснулась. Кто-то решил полетать, ведь мы в космосе, а гравитацию взрослые установить не додумались. Но стоило нам войти в верхние слои атмосферы, как перегруз стал ощущаться каждой клеточкой тела. Двое погибли от перелома шейных позвонков. На Землю прибыло лишь девяносто восемь человек...
За челноком оказался мир, который не должен быть столь прекрасным и чистым после ядерной войны. Вопреки ожиданиям, мы не погибли ни при посадке, ни при открытии люка от земного кислорода. Мы живы. И мы дома. Эйфория - вот что ощутил каждый из нас ощутив под собой почву родной нашим предкам планеты. Однако, я не могла подвести маму. Она успела рассказать мне зачем нас сюда послали, дала карту и ориентиры. Нам нужно было попасть на гору Везер. Пока остальные были не в себе; бегали по лесу, кричали и всячески радовались тому, что живы, я не могла позволить себе расслабиться. На меня рассчитывают.
Собрав несколько человек, мы решили дойти до нужного места, потому что нас закинуло слишком далеко от первоначального пункта. Кажется, я была через-чур серьёзна и давала себе ежесекундного пинка, чтобы не поддаться всеобщему настроению. Мне хотелось купаться, также бегать меж деревьев...с Финном. Знаю, что глупо, и я не должна делать того о чём пожалею. Я расслабилась и из-за моей непредусмотрительности Октавия попала в беду, а за ней и Джаспер. Всегда...Всегда, когда я даю слабину, люди вокруг меня начинают страдать. Мы вернулись, чтобы попросить о помощи, но никто не был заинтересован в том, чтобы помочь попавшему в беду человеку. Иногда я задаюсь вопросом, почему эти люди, проведя в тюрьме друг с другом столько времени, позволяют себе такое отношение друг к другу. Это безответственно. Ведь кроме нас тут могут быть и другие опасные хищники.
За то время, что мы пробыли на Земле, успело произойти множество, как ужасных, так и хороших событий. Я узнала, кто на самом деле виновен в смерти отца, но так и не смогла сказать Уэллсу, что прощаю, потому что мой друг был убит. Мне казалось, что в его смерти виновен Мёрфи, потому что он угрожал Уэллсу. Но виноватой во всём была девочка, которой Бэллами советовал убить свой страх. Я давно пыталась повлиять на него. Если он считает себя нашим лидером, то должен поступать, как лидер, быть ответственным. Но до сих пор, решения и ответственность брала на себя я. Вместе, мы помогли ей сбежать, но в конце концов, она покончила жизнь самоубийством. Я и Бэллами решаем установить правила. Мы не убиваем людей, но изгоняем. Именно так мы поступили с Мёрфи, который пытался убить спрыгнувшую со скалы Шарлотту.
Из-за того, что мы сняли браслеты, у нас не было шанса связаться с Ковчегом. Я была почти уверена, что они потеряли надежду, но она снова загорается с прилётом Рейвен - механика, которая помогла нам впоследствии связаться с моей мамой. И случилось это вовремя, именно тогда, когда Финн был ранен и ему требовалась срочная помощь. Наладив связь с Ковчегом, я сумела провести операцию под диктовку матери. Пришлось забыть о своей ревности к Рейвен, о том, как сильно я злюсь и ненавижу свою мать, ведь жизнь дорого мне человека находилась под угрозой.
Когда мы узнали, что являемся не единственными разумными существами на Земле, я и Финн попытались стать посредниками установления мира с землянами, теми, кто смог выжить после войны в этом мире. Я говорила с их лидером, Аней, мне казалось, что мы нашли общий язык. С опаской, большими оговорками, путём долгих переговоров, мы бы пришли к единому мнению, если бы не поспешность Джаспера. Теперь, мир с землянами стал далёкой и почти несбыточной мечтой. В нашем лагере появился Мёрфи, которого пытали и отправили умирать к нам. От него все мы заразились какой-то смертельной болезнью. Люди снова стали умирать, а я ничего не могла сделать. Мы искали лекарство, я разрешила Октавии втайне от Бэллами сходить к землянину Линкольну, чтобы он помог нам с лекарствами, но даже он не мог ни чем помочь.
Это были страшные дни, но страшнее болезни может быть только голод. Надвигалась осень и мы должны были собирать запасы на зиму. На охоте мы попали в засаду. Финна грозились убить, если я не вылечу девочку из лесного клана. Но я не успела, не смогла. Заражение крови так просто не лечится. И Финна забирают. Я была почти уверена в его смерти, когда Линкольн спасает нас обоих и возвращает в лагерь. Мы знали о войне. Мы знали что будет битва, мы хотели уйти засветло, но едва стоило нам отойти от лагеря, как все мы оказались атакованы. Линкольн предупреждал, что если мы хотим выжить, то должны уйти до прихода разведчиков. Но было поздно. Мы вернулись, чтобы дать бой. Убийство трёхсот человек оказалось на моей совести. Наша "сотня" закрылась в челноке и запустила двигатель. Слышались крики, гудели трубы, за челноком умирали люди. Когда я увидела, что натворила, я поняла, что ожидать прощения за это не стоит и мир с землянами никогда не наступит. Красный дым усыпляющего тумана заволок моё сознание прежде, чем кто-либо успел понять, что происходит. Так, мы оказались на горе Везер.
Первое о чём я подумала - «Мы в ловушке». Надпись про карантийную зону, палаты, решётки на окнах. Всё это навело на мысль, что это очередная подстава. Что мы все в ловушке людей горы и будем пущены на опыты. Я боялась за своих людей, ведь через окно я не могла видеть, что с ними. Я даже угрожала одному из горных людей, девушке, которая ни в чём была не виновата. Лидер горы Везер, мужчина преклонного возраста вызывал во мне подозрение и неприязнь. Свободная жизнь без бед казалась мне лишь иллюзией. Почему эти люди не в союзе с Землянами? Что здесь происходит? Множество вопросов не давали мне окончательно поверить в добрые намерения этих людей и не зря. То, что я увидела, лишь открыло глаза на ужас, который творился здесь годами. Они выкачивали кровь из землян, а более устойчивых превращали в жнецов. Я смогла сбежать вместе с Аней. Люди с горы наступали нам на пятки, всё потому, что каждому из землян был внедрён под кожу жучок. Ане пришлось вырвать его зубами, чтобы мы могли уйти. Мне пришлось долго уговаривать её пойти со мной в лагерь тех, кто ещё остался жив после нападения. Но Аню застрелили. А я встретилась с людьми Ковчега.
Я много думала о том, как спасти своих людей. Нам надо научиться уступать и искать компромисс в любой ситуации. Я чувствовала ответственность за то, что оставила своих людей на горе и теперь, я любыми силами должна была их оттуда забрать. Никогда и не при каких обстоятельствах, я не должна сдаваться. Аня научила меня быть воином, Земля научила выживать, а горные люди показали мне, что за благими намерениями могут скрываться ужасные методы достижения поставленных целей. От Монти и Бэллами я узнала, что Финн вместе с Мёрфи пытается найти меня, что он обезумел и не различает врагов и друзей. Мы хотели предотвратить возможную опасность, но было слишком поздно. Мир с Лесным кланом можно было установить лишь смертью Финна, который убил людей в одном из селений лесного клана. Я не горжусь своими решениями, я не знаю, где я нахожу силы, чтобы не сломаться и сделать то, что должна. Мои люди. Да, именно мои люди. Ни Ковчега, ни образованного лагеря Джаха...Они выбрали нас с Бэллами, чтобы мы принимали решения и заботились о их благополучии. Эта вера в наши силы - важнее, чем что либо другое.
Я заключила соглашение с Командующей Лексой и Индрой, вопреки мнению матери и Кэйна. Они должны понять, что знают меньше, чем знаем мы и что им заслужить доверие сложнее, чем нам, которые выживали тут дольше. И что теперь, последнее слово остаётся за мной.
Боль в моём сердце никогда не утихнет. Я убила человека, которого любила, чтобы дать шанс союзу и спасти гораздо большее количество людей. Один против многих. Финна должны были казнить по обычаям землян. С наблюдением такого зрелища не справился бы никто. И я сделала то, что должна была. Я не хотела, чтобы он мучился. Не хотела, чтобы его пытали. Чтобы кто-то слышал крики человека, который оказался в такой ситуации из-за меня. Прости Финн, это моя вина.
В хрупком союзе с Землянами были свои плюсы и минусы. Союз пытались развалить разными способами, но мы выстояли. Лекса оказалась мудрым и сильным человеком. Она казалась мне примером, на который я должна равняться. Она сказала, что любовь это наша слабость. Я думала иначе. И наверно, до сих пор думаю, что это так. Что любовь даёт нам шанс найти иное решение. Но я обожглась. Снова. Лекса предала наш союз. Она предала моих людей и меня. Договорилась с другими кланами и заключила сделку с горой. Нас в обмен на тех, кто остался из её народа в горе Везер.
Вы можете только догадываться, что я чувствовала. В какую грязь меня окунули. В каком отчаянном положении я оказалась. Но сдаться? Никогда. Ведь помимо Джаспера, Монти, Харпер и других из сотни, я послала на гору Бэллами, чтобы он отключил кислотный туман. Брат Октавии, которая доверяла мне, может погибнуть. А я не хочу предавать людей, которым обещала свободу и жизнь. Ужасная ночь...Ужасные события. Мою маму схватили и заперли в горе. Многие, кто пошёл на эту битвы были схвачены и заперты людьми с горы. И если бы не Бэллами и Монти...Кто знает, смогли бы спасти всех?
Я пыталась договориться. Я готова была пойти на уступки, но новый лидер оказался глупцом, переоценившим человеческие качества восемнадцатилетней девушки. Я убила его отца, а потом и тех, кто также, как и мои люди, надеялись на своего лидера. Я приняла решение и всегда буду за него расплачиваться. Мы запустили радиацию по всем отсекам горы. Люди с плохим иммунитетом, все, кто жил все эти годы под землёй, не видя солнечного света, один за другим валились с ног, задыхались, кричали, плакали и умирали в агонии. Страшная смерть. Ужасная. И тем страшнее осознавать, что на эти муки их обрекла я.
Однажды меня спросят - «Кларк, почему ты ушла?». И что я отвечу? Возможно, если бы был иной выход, если бы всё сложилось по-другому, я бы осталась. Но всё так, как есть. Я изменилась. За короткий промежуток времени, мне показалось, что я повзрослела лет на десять. Я уже не та девочка с Ковчега, которой была. Я - воин. Я - спаситель. Я - убийца. И я не хочу, чтобы люди видели во мне монстра. Чтобы моё лицо каждый день напоминало им о Маунт Везер. Я понятия не имею, что им сказать в оправдание, почему я их оставила тогда и оставила после того, как спасла. Видимо, мне нужно время, чтобы понять, кто я. Кем я стала и как жить дальше. Я не лидер, но я хочу им быть. Хочу быть достойным человеком для своих людей. Хочу стать сильнее и научиться жить в мире с самой собой. Я устала, но мне нельзя останавливаться. Наступит время, когда всё обретёт смысл и я смогу вернуться. Но не сейчас...


http://s5.uploads.ru/CxhiP.gif SKYPE
nanamiyashimaru

ПОСТ

Я смотрела на закатное небо; ярко-оранжевое солнце в окружении розово-персиковых облаков. Это было похоже на живописные картины пейзажей природы, что висели в коридорах и комнатах Маунт Везер. Тёплое солнце ласкало кожу лица, а в спину дул прохладный сумеречный ветер, идущий с северной стороны горных хребтов и лесов. Из места, где стояла гора Везер. Сегодня я была там. Наши люди ещё не возвращались сюда, чтобы добыть необходимые вещи. Им нужно время, чтобы придти в себя. К сожалению, у меня этого времени нет. Я ходила по коридорам и комнатам, по залам, по классам и больничному отделению. Я смотрела на людей, которых убила, а в глазах стояли слёзы. Мне было жаль. Бесконечно жаль, что не было другого выхода. Почему? Почему всё так вышло? Я смахивала слёзы, а в сердце разгоралась самая настоящая буря. Во мне клокотала злоба и горечь. С каждой минутой, ко мне приходила мысль, что каждый из них вызывает во мне отвращение. Думаете это идёт в разрез с тем, о чём я упоминала ранее? И да, и нет. Стоило мне задуматься о том, что каждый из этих людей знал, что обрекает землянина на смерть - всё становилось на свои места. Моя жалость оставалась только к детям, которые не знали о грехах взрослых. Эти дети могли бы жить, но кто знает, стали бы они повзрослев мстить тем, кто убил их отцов, матерей и друзей? Ответа нет, как и живых в Маунт Везер. Я продолжала ходить одинокой живой фигурой в окружении мертвецов, раздираемая совестью, ненавистью и жалостью к самой себе. Ты изменилась, Кларк. Посмотри, что ты сделала. Твой внутренний демон вырвался на свободу. Ты стала убийцей. Да...Убийцей. Какая ирония, Кларк, которая не хотела брать оружие в руки. Кларк, которая спасала людей будучи единственно осведомлённой во врачебной практике человеком среди сотни. Кларк, которая преступила свои принципы и взгляды ради спасения своих людей. Кларк, которая убила сначала землян, а потом людей с горы. Предвестница смерти. Символ, который в пору убить прямо сейчас. Я прислонилась к одной из каменных стен, медленно сползая вниз. Истерика подступала к горлу, но не было сил плакать. Я бы хотела разразиться бранью или сойти с ума, чтобы можно было убить себя, но...В теле была лишь пустота и слабость. Помню, я обхватила свои колени руками, уткнувшись носом в грязные от крови рукава кожаной куртки. Перед глазами трупы. Бесчисленные трупы. Чего я хотела этим добиться? Сама не знаю. Я пришла сюда, чтобы встретится со своим страхом. Но его тут не было. Точнее, его нет нигде и в то же время он всюду. Мой страх сопровождает меня на протяжении всей моей жизни. Он никогда не покидает меня, боясь хоть на секунду оставить одну, поэтому каждую минуту напоминает о том, кто он и где находится. На противоположной стене у самого пола, вертикально стоит массивный кусок разбитого зеркала. В его отражении - бледнолицая девушка с копной золотистых спутанных волос, грязная, с кровавыми подтёками, синяками под глазами и в рваной одежде. Её взгляд должен напоминать загнанного зверька, но я вижу в нём человека, которого потрепала судьба, и который, вопреки всем испытаниям, выпавшим на его долю, выжил и не сломался. Это взгляд воина. Это мой взгляд. Успокоив бурю в своём сердце, я поднялась с пола и направилась к железной дороге, месту, где жнецам сбрасывали горы трупов. Там я обнаружила лишь мёртвых мужчин и женщин из числа тряпичных обескровленных кукол, а чуть дальше - лежали мёртвые тела жнецов. Словно во сне, я ходила между ними, как мародёр, подбирая и снимая приглянувшиеся мне вещи. Странное спокойствие владело мной. Закончив со сбором, я отправилась в одну из жилых комнат горы, где приняла душ и оставила свои прежние вещи. Мне нужно скрыться. Я должна уйти, как можно дальше. Меня никто не должен видеть, знать и слышать. Я стояла под тёплыми струями воды, смывая древесно-красную пену с волос и кровь из ссадин. Коричневые пятна грязи опадали кусками, выпуская из своих болот светлую нежную кожу. В запотевшем зеркале отражалась девушка с красными волосами. Я ловила каждый взгляд её голубых глаз, изучала дыхание размеренно поднимающейся груди и спокойные движения сильных рук. Это была я и в то же время другой человек. Новая одежда, которая висела на мне кулем была частично порезана и где-то завязана в десяток узелков. Из старых вещей я оставила разве что куртку. Теперь, я готова идти дальше.
Справа пролетела птица, оглушая своим чириканьем. Я смотрела на неё до тех пор, пока солнце не скрылось за горизонтом. Я поступаю, как трус. Хочу убежать, но не могу решиться. Я хочу упорхнуть птицей в небеса, но не имею крыльев. Я человек, который запутался в себе, и который хочет найти свой путь. Я никто. Ничто, за которой началась великая охота. Я та, кто получила прозвище Ван`Хэда - Командующая смертью. Аллегория, которая имеет смысл, и которая не имеет ничего общего с реальностью. Кларк Гриффин не существует. Она умерла на Маунт Везер, чтобы возродиться и стать легендой среди Землян. Человеком, которого можно либо почитать, либо убить. И что из этого одержит вверх, покажет только время.

Отредактировано Clarke Griffin (2016-02-02 20:11:15)

+3

2

Рады видеть.

WELCOME TO THE FUTURE
ОСТАВЬ В ЭТОЙ ТЕМЕ ДВА СООБЩЕНИЯ:
«ОТНОШЕНИЯ» И «ХРОНОЛОГИЯ»

ОСТАЛОСЬ СОВСЕМ НЕМНОГО:

Добро пожаловать на ролевой проект, объединяющий в себе два замечательных фэндома: THE 100 & DIVERGENT «Revival». Самое сложное позади, впереди тебя ждут только великолепные, удивительные и захватывающие путешествия. Надеюсь, ты останешься с нами до конца? Впрочем, наши приключения могут длиться вечно, а могут и чуточку дольше. Не мешкай, скорее иди знакомиться, и начинай игру!

забронируй свою внешность; займи роль; заполни личную информацию;
http://38.media.tumblr.com/764127ba07a4e06d0e406aaff6c44ef3/tumblr_nkliippvTg1tz4uivo3_r1_250.gif

0

3

Х Р О Н О Л О Г И Я


Julia Dominczak and Tree Adams - Grounder Anthem (Take A Life With Me)

http://s6.uploads.ru/t/nYovE.pnghttp://s7.uploads.ru/t/SIYj2.png
images by Octavia Blake

DATA & PLACE

PLAYERS

21 августа 2149 года
Лесная местность между Маунт Везер и лагерем Джахи

Clarke Griffin & Octavia Blake

Терять людей больно. Решать кому жить, а кому умереть не просто больно - это решение разъедает душу изнутри. Ты словно зверь, который воет в ночи, призывая к возмездию...
Кларк больше не в силах выносить этот груз ответственности, раз за разом прокручивая этот кошмар на Маунт Везер. Это бремя, которое она взвалила целиком на себя. Это бремя, с которым смириться не просто.
Октавия ждёт момента, когда можно будет вздохнуть полной грудью. Предательство Лексы и уход её наставницы Индры едва не стали ударом ниже пояса. Её брат в безопасности, сотня и часть небесных людей жива.
Они возвращаются домой, где их ждут люди, которые переживают за своих любимых. Эти слёзы ещё не выплаканы, но время неумолимо.
Кларк и Октавия отделяются от основной части группы выживших и идут по лесным тропам, преследуя свои цели. Кто-то примет решение уйти, а кто-то остаться. Враги Сотни не дремлют. Они медленно подкрадываются чтобы нанести удар. Будут ли готовы его принять Кларк и Октавия...?

0


Вы здесь » Divergent & The100 : Revival » принятые анкеты » CLARKE GRIFFIN, THE 100


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC